Инвесторы по всему миру боролись за право заключить многомиллионный контракт с Его Высочеством, он обедал в лучших ресторанах, не платя, и разъезжал на дорогих автомобилях, которые дилеры поставляли ему даром в надежде лишь на благосклонность сына короля Саудовской Аравии…

Невероятная история мошенника из нищей Колумбии, который в какой-то момент и сам поверил в королевское происхождение настолько, что миллионов долларов ему было уже недостаточно.

Принц…

«Меня зовут Халид», — пишет он, и ему хочется верить. В конце концов он путешествовал по миру как персона королевских кровей, как сын короля Саудовской Аравии. Ведущие международные инвесторы знают его как Его Королевское Высочество Халид бин Аль-Сауд. Он перемещался в сопровождении «Роллс-ройсов» и «Феррари», а каждую прихоть VIP-персоны удовлетворяли служанки в униформе и вооруженные телохранители.

Обходительный генеральный директор британского происхождения руководил его деловыми предприятиями, а международный банкир с обширными связями делала от имени «Аль-Сауда» инвестиционные предложения немногим избранным, предоставляя возможность жить в удивительной роскоши.

С самого детства, любил говорить «принц», ему приходилось соревноваться со своими королевскими братьями в дорогостоящей игре — кто больше потратит. Халид, несомненно, побеждал.

Он вел переговоры о покупке 30% знаменитого отеля Fontainebleau в Майами-Бич за 440 млн долларов, продавал акции арабского нефтяного гиганта Aramco и затевал благотворительные проекты на миллионы долларов.

Регулярно можно было услышать как Халид беседует по телефону с бизнесменами уровня Билла Гейтса или же президентами Бараком Обамой и Биллом Клинтоном. «Я устал от того, что Трамп мне звонит и приглашает в Белый дом!» — часто жаловался он.

Он поддерживал «связь» со своим отцом, королем Саудовской Аравии, через FaceTime, и, если бы вам повезло, он позволил бы вам подслушать их разговор.

View this post on Instagram

You know

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Jul 15, 2017 at 7:47am PDT

Любимым компаньоном принца был Фокси, его чихуахуа, которого он осыпал драгоценностями, одевал в дизайнерскую одеждой для собак и носил в собачьей переноске от Louis Vuitton стоимостью 2 690 долларов. Другие сумки от Louis Vuitton он набивал стопками стодолларовых купюр, швыряя их тем, кто обслуживал его нужды.

То были вспышки благосклонности от научного гения, на чьей странице в LinkedIn перечислялись ступени его образования: изучение юриспруденции в Гарварде, MBA, полученный в Университете Южной Калифорнии, отличные оценки во время обучения в Institut Le Rosey, частной школе в Швейцарии, где учились отпрыски Рокфеллеров и Ротшильдов.

Он жил в пентхаусе на острове Фишер, анклаве супербогачей, раскинувшемся на 87 га к югу от Майами. Но большую часть жизни он проводил на своей яхте и в частном самолете, о чем с радостью писал в Instagram.

Туда же он выкладывал фотографии принца Алвалида бин Талала — сказочно богатого внука первого саудовского короля, который владел пакетами акций таких американских компаний как Citigroup и Twitter. «Дядя», — скромно подписывал Халид такие фотографии.

«Моя новая яхта», «мой самолет» и «мой Ferrari» — так были подписаны видеоролики, сделанные им в путешествиях.

И бесконечные посты с фотографиями его огромной коллекции ювелирных украшений.

«Вы наверное, знаете, что моя история вовсе не то, чем она кажется», — писал он. «Столько всего нужно рассказать и столько всего, что должно быть обнародовано». Но писал он эти строки не со своей яхты, не из пентхауса на острове Фишер и не из отцовского дворца в Дубае, а из камеры федеральной тюрьмы в Майами, где он ждет суда по обвинению в мошенничестве, использовании фальшивого загранпаспорта, попытке выдать себя за иностранное должностное лицо и краже личных данных.

… и нищий

Его настоящее имя, которое обнародовали после ареста в аэропорту имени Джона Кеннеди в ноябре 2017 года, вовсе не принц Халид из Саудовской Аравии, а Энтони Энрике Жиньяк. Он колумбийский сирота. Энтони усыновила американская семья и перевезла в Мичиган, когда ему было шесть лет.

Почти 30 лет он вел жизнь преступника и обманщика и в конце концов превратился в «эпического жулика», которому «подвластны все мошеннические схемы». В результате своей последней аферы он, предположительно, «нагрел» 26 международных инвесторов на 8 млн долларов и одновременно пытался обманом подтолкнуть миллиардера из Майями к тому, чтобы тот продал ему часть акций отеля Fontainebleau.

Жиньяк сначала сознался в организации обеих схем, но только лишь для того, чтобы в июле 2018 года отказаться от своих показаний на слушаниях в суде, где его адвокат добился того, что дело Энтони теперь будут слушать присяжные.

Один из 13 тысяч бездомных

Эта история берет свое начало в Боготе, где в 1970 году будущий «принц» родился под именем Хосе Энрике Морено. О его родителях ничего неизвестно. Хосе был одним из 13 тысяч бездомных детей Колумбии, многие из которых потом стали пехотинцами в жестокой войне местных наркокартелей.

«У них нет имени и национальности», — описывал жизнь беспризорников один из адвокатов Жиньяка Карен Дж. Дэвис Робертс.

Некоторые дети продавали наркотики и нюхали клей, чтобы притупилось чувство холода и голода. Многих из тех, кто пытался торговать запрещенными веществами, убили члены картелей. С теми, кто выжил, «поступали как с крысами», — писал адвокат.

Когда большинство детей в этом нежном пятилетнем возрасте ходят в детский сад, нежатся в теплых кроватях по ночам, после сытного ужина, Тони рыскал по улицам Боготы в поисках еды, воруя при необходимости, и просто искал сухое, безопасное, теплое место, чтобы преклонить свою голову и где-то позаботиться о своем трехлетнем брате. Чему Тони научился в первые годы своей жизни, так это выживанию любой ценой. А выживают наиболее приспособленные.

Жиньяк добавил от себя несколько ярких деталей к этой истории. «Когда мне было пять лет, меня изнасиловали и предлагали меня на улицам мужчинам для занятий сексом, чтобы я мог накормить своего брата», — свидетельствовал он однажды под присягой. «Вы не знаете, какую боль мне пришлось испытать».

После двух лет жизни на улице, 13 июня 1977 года, пришло спасение — в лице Джима Жиньяка и Нэнси Фитцджеральд. Эта семейная пара представителей среднего класса приехала в Боготу из Плимута, штат Мичиган, чтобы усыновить Хосе и его брата. В своем новом доме в Мичигане мальчики «набивали полные рты еды за обедом, напоминая двух маленьких бурундуков, потому что они не были уверены, будут ли их еще кормить», — писал адвокат.

Переименованный в Энтони мальчик все схватывал на лету. Ко второму классу он уже мог говорить по-английски так же как его родившиеся в Америке одноклассники. Но детство в Боготе оставило свой след. Как уличный ребенок, он изо всех сил старался выжить, в то время как богатые жили в огромных домах за стенами и охранниками. «Он жаждал благополучия и внимания, — говорил приятель Энтони, знавший его по приезду в Америку. «Он хотел быть кем-то важным».

С самого начала стремление Тони обрести статус в обществе провоцировало ложь. Его мать настолько богата, что ей принадлежит исторический отель «Гранд» на острове Макинак, рассказывал он в первом классе другим ученикам. Актер Дом Делуис — его биологический отец, говорил он во втором классе. «Тони пытался убедить каждого в школе, что у него есть деньги, что у него есть власть», — писал позже его адвокат.

«Потому что, думал он, если у него будут деньги и власть, он никогда не останется один».

Однажды, когда Тони учился в шестом классе, его приемной матери позвонил неизвестный мужчина. «Ваш Мерседес готов», — сказали на том конце провода. Выяснилось, что Тони обдурачил местного автодилера. Парень убедил того, что он — саудовский принц и папа собирается купить ему «Мерседес».

Жаждущий продаж дилер подобрал школьника в торговом центре и устроил ему несколько тестовых заездов. Но когда оплата не пришла, а «принц» не появился, чтобы забрать автомобиль, в дом Жиньяков пришел заместитель шерифа, чтобы выяснить, что происходит.

Родители Тони пытались помочь ему. «Он начал лечиться в 12 лет», — рассказывает клинический терапевт Лиза Уайтхед, занимавшаяся с Тони.

Но дела пошли еще хуже, когда родители Тони развелись, а его брат остался жить с отцом. «Человека, который значил для меня все, моего брата, которого я взял под крыло, забрали у меня», — свидетельствовал позже Жиньяк. Как следствие, нервный срыв, две психиатрические больницы, а потом государственный реабилитационный центр. «Но он убежал в возрасте 17 лет», — писал его адвокат. «Он жил один на улице и чувствовал, что его новая мать вновь бросила его».

«Он был просто низенькой, толстой, говорящей машиной»

Преисполненный решимости избежать повторения жизни уличного мальчишки, Тони собрался полностью изменить свою личность. Парень убедил арабскую семью в Ипсиланти, штат Мичиган, что является принцем. Он также предупредил, что тайная полиция его отца придет к ним, если они не возьмут его под свою крышу.

Примерно в то время, когда Тони жил в этой семье, у него начались первые проблемы с законом: в возрасте 17 лет его поймали, когда он выдавал себя за «принца Аднана Хашогги», печально известного торговца оружием из Саудовской Аравии, который тогда был самым богатым человеком в мире.

Два месяца спустя Жиньяк объявился в Лос-Анджелесе. Там его арестовали за использование кредитной карты на имя «Омар Хашогги». С ее помощью он «нагрел» компанию по прокату лимузинов на 8 650 долларов. «Его привлекал Голливуд этим своим гламуром и богатством», — вспоминает терапевт Лиза Уайтхед. «Он сказал, что там он и встретил принца — настоящего принца».

Существовал ли на самом деле принц или нет, но эта история подарила Жиньяку идеальную почву для организации нескольких утонченных мошеннических схем. «С 17 лет у меня были сексуальные отношения с некоторыми членами королевской семьи Саудовской Аравии», — свидетельствовал он на судебных слушаниях в 2007 году. «Это одна из самых влиятельных семей в мире. Они ведут скрытную жизнь. В интернете нет информации об этих людях».

Поскольку гомосексуализм является преступлением в Саудовской Аравии, Жиньяк намекал, что принц был вынужден поддерживать его материально всю оставшуюся жизнь — или же столкнуться с последствиями.

«Вас убьют, казнят, сбросят с высокой горы, — заявил он в суде, — вот что они делают с гомосексуалами».

Саудиты отрицали какую-либо связь с Жиньяком. Но для семьи Жиньяка все это казалось правдой. «Когда его арестовали, у него нашли кредитную карточку принца, — рассказывает Уайтхед. «То есть кто-то все время оплачивал его счета. Может быть, [саудиты] действительно хотели заставить его молчать?»

Но больше всех поверил в эту историю сам Жиньяк. Уличному парню из Колумбии непросто приходилось в благополучном Мичигане. В юности мальчика стригли «под горшок». Кроме того, у него был женственный голос и лишний вес. «Он был просто низенькой, толстой, говорящей машиной», — говорит один из его бывших адвокатов. Но после поцелуя предполагаемого принца, мальчик, который чувствовал себя лягушкой, мгновенно сам превратился в принца.

Жиньяк начал с небольших разводок, говоря всем, что является саудовским принцем Халидом бин аль-Саудом. Газета Los Angeles Times окрестила его в 1991 году «Принцем мошенников». Тогда он не заплатил гостинице Regent Beverly Wilshire 3488 долларов за номер и еду после четырехдневного загула в июле.

Он наездил на 7500 долларов на лимузинах, носившихся по автострадам от Торранса до Малибу на экскурсии, которые продолжались до рассвета. Из гостиницы Энтони вывели в наручниках, несмотря на неоднократные обещания, что его отец, принц, оплатит все его долги. Служащие отеля называли 21-летнего парня «Ваше высочество».

Год спустя, после короткой отсидки в тюрьме, «недавно коронованный принц» въехал в отель Ritz-Carlton в Сан-Франциско. Используя карточку American Express на имя Халида бин аль-Сауда, он опять не заплатил за длительное пребывание в гостинице.

Жиньяк отсидел 53 дня в тюрьме и сбежал из города, не сообщив об этом в полицию, где обязан был регулярно отмечаться. Затем «принц» улетел на рождественские каникулы в Гонолулу, где развел супружескую пару на чек на сумму в 8500 долларов — «за долю в нефтяном месторождении в Саудовской Аравии, которого не существовало», как говорится в судебных документах.

View this post on Instagram

To all my haters 2017 will be better then 2016

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Dec 31, 2016 at 7:42pm PST

Убедив еще одну пару, Гилберта и Айрэн Гетц, что у него были «причины опасаться за свою его жизнь», он раскрутил их на 20 тысяч долларов — столько они заплатили из жалости за его отдых на курорте.

«Мы думали: вот он, принц!»

В июле 1993 года «принц Халид» остановился на курорте в Орландо, где на мошенничестве с кредитными картами заработал более 14 тысяч долларов. Он признал себя виновным, получил условный срок и снова исчез. Месяц спустя Жиньяк появился в отеле Grand Bay в Майами, где 30 декабря, после активного шопинга с кредиткой в кармане, он пригласил двух мужчин в свой номер на вечеринку.

Впрочем, вечер не задался: гости «принца», как писали в прессе, избили и ограбили его. Жиньяк опять исчез и объявился на этот раз в Чикаго. Там его арестовали и перевезли во Флориду, где приговорили к 616 дням тюремного заключения за мошенничество и кражу в особо крупном размере.

Тюремные стены, однако, не смогли остановить творческие порывы Жиньяка. Еще до того как начался судебный процесс, он попытался убедить адвокатов, что он Халид бин аль-Сауд. Одним из тех, кто попался на приманку, стал адвокат из Майами Оскар Родригес.

«Он сказал, что он член саудовской королевской семьи, и что они собирались внести за него залог, и что его отец будет оплачивать мои услуги», — вспоминает Родригес.

Почувствовав возможность заработать, адвокат воспользовался услугами двух поручителей под залог, Тома О’Коннелла и Франсиско Марти, которые внесли 46 000 долларов, чтобы вызволить «принца» из тюрьмы.

«Оскар был просто загипнотизирован», — говорит О’Коннелл.

«Он думал, что станет адвокатом всего королевства».

«Брехня», — говорит Родригес. «Но он действительно говорил, что когда у саудитов возникнут проблемы, они воспользуются моими юридическими услугами».

Два поручителя под залог забрали «принца» из тюрьмы и отвезли его в свой офис, где стали ждать, когда королевская семья переведет деньги. Шли часы, но денег не было. «Слушай, принц, деньги так и не пришли», — сказал Родригес. «Мы должны вернуть тебя в тюрьму».

View this post on Instagram

Black card status

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Apr 19, 2017 at 11:29am PDT

По пути в тюрьму у принца появилась идея. «Тут есть офис American Express», — сказал он поручителям. «Вы можете тут остановиться?»

В офис American Express он вошел, рыдая. Он заявил, что его ограбили, и грабители забрали его кредитные карты. Как писала позже The Miami Herald, «принц» сказал, что его отец, король, будет «очень расстроен».

«Я не ощущаю себя стукачом». История актера, который всю жизнь притворяется наркобароном и ловит преступников

В American Express согласились выпустить новую карту, если он сможет правильно ответить, какие были последние две покупки по ней. Каким-то чудом Жиньяк смог правильно назвать транзакции по карте, принадлежащей настоящему принцу Халиду, — про одну в Калифорнии и про другую — во Франции.

«Опасаясь обидеть Жиньяка, если бы он действительно оказался принцем, в American Express выпустили ему на следующий день платиновую карту», — писала The Miami Herald. У карты была кредитная линия на 200 млн долларов.

Жиньяк немедленно арендовал два лимузина и отправился за покупками, а поручители висели у него на хвосте. Он купил две пары часов Rolex, а также браслет, украшенный изумрудами и бриллиантами. Счет составил 22,12 тысячи долларов.

Затем в сопровождении поручителей Жиньяк полетел обратно в Мичиган.

«Он выкупил весь салон первого класса на рейсе авиакомпании «Дельта», — вспоминает О’Коннелл. «Потому что принц не может сидеть в самолете с кем-то еще». Жиньяк посетил местный университет, где обещал пожертвовать 1 млн долларов в обмен на стипендию для его друга. После этого он улетел обратно в Майами. «Он обернулся за один день», — говорит О’Коннелл. «Мы думали: вот он, принц!».

А потом позвонили из отдела мошенничества American Express. «Они сказали нам: «Он никакой не принц! Он прямо сейчас незаконно расходует кредитку!», — вспоминает О’Коннелл. «Мы позвонили Оскару и стали твердить ему: «Он не принц!»

Родригес был ошеломлен.

«Он летит в Нью-Йорк с моей женой и дочерью!» — ответил он.

Жена Родригеса в этот момент везла их дочь в школу в Нью-Йорке. «Принц» купил им билеты в салон первого класса и забронировал целый этаж отеля Four Seasons. Родригес немедленно позвонил жене и сказал: «Удостоверьтесь, что он останется в номере!»

Адвокат в сопровождении О’Коннелла и Марти умчался в Нью-Йорк следующим рейсом. Там они направились в Four Seasons, нашли номер Жиньяка и приказали ему сдаться.

«Я звоню в посольство!» — запротестовал «принц». «Я не вернусь в Майами!»

«Вы правы, вы не летите в Майами», — ответил О’Коннелл. «Вы сейчас вылетите через окно к ядреной матери». Схватив Жиньяка, он швырнул его в стену. «Принц» осел, затем растерянно посмотрел перед собой и тихо сказал: «Ладно, я поеду в Майами», — вспоминает О’Коннелл.

Но Жиньяк вовсе не собирался сдаваться без боя. В нью-йоркском аэропорту Ла-Гуардия, когда О’Коннелл резервировал три места на рейс до Майами, он вдруг заметил трех полицейских. «Я принц Халид бин аль-Сауд!» — закричал он. «Меня похитили!». Указывая на О’Коннелла, он закричал: «У него пистолет!»

«Копы повылезали изо всех щелей, к моей голове приставили пистолет, потому что все решили, что я действительно похитил принца», — вспоминает О’Коннелл. А «принц» продолжал кричать: «Если здесь есть мои верные подданные, пожалуйста, позвоните в посольство и CNN!»

После того как О’Коннелл показал полиции свои документы, полицейские удалились. Поручители арендовали автомобиль, чтобы гарантированно за 24 часа добраться до Майами. В качестве дополнительной меры предосторожности они засунули Жиньяка в багажник. «По пути мы сделали остановку и вытащили его из багажника», — говорит О’Коннелл. «Вот тогда он нам все и рассказал. Он открыл нам свое настоящее имя, где он родился, все это».

Жиньяк даже объяснил, как ему удалось ответить на проверочный вопрос в American Express. «Он сказал нам, что два «Ролекса», которые он купил после того, как мы его вытащили, ушли к двум его знакомым в American Express, которые и предоставили ему ответы на вопрос», — говорит О’Коннелл. «Мы отвезли его обратно в тюрьму в Майами и вернули наш залог».

Вернувшись на нары, Жиньяк не остановился на достигнутом. Летом 1994 года с сотрудниками Сиракузского университета связался принц Халид бин аль-Сауд из Саудовской Аравии. Его Королевское Высочество заявил о своем намерении пожертвовать университету 45 миллионов долларов. Его единственным условием был возврат налогов с пожертвования, которые университет должен был перевести на его счет в Востояном Лансинге, штат Мичиган. В сумме выходило около 16 тысяч долларов. «Университет действительно перевел эту сумму», — свидетельствовал позже помощник федерального прокурора.

Как выяснилось, банковский счет был открыт младшим братом Жиньяка, с которым он недавно воссоединился. Обоих осудили, и «принц» был приговорен к 46 месяцам тюрьмы за мошенничество с денежными переводами. Ему добавили еще 37 месяцев после того, как он поджег свою камеру и залил пол шампунем, надеясь, что охранники, прибежавшие тушить пожар, поскользнутся, а он сможет убежать.

Королевское обаяние

Выйдя на свободу в начале 2000-х, Жиньяк вернулся в дом своей приемной матери в Мичигане, к тому времени она уже умерла. «Мы взяли его с собой на ужин в единственный ресторан, что тут есть, в Итон-Рапидс, где полно реднеков и членов их семей, а он заезжает такой в белой шубе, за рулем белого «Кадиллака», — вспоминает Лиза Уайтхед, терапевт, которая знала Жиньяка с детства.

«У него были акриловые ногти, золото на шее, шелковые рубашки, очень все ярко и женственно, — такой тип парня «посмотрите на меня все»…

Жиньяк нанял 17-летнюю дочь Уайтхед, Джессику, в качестве своего «личного помощника». Где бы они не появлялись, люди из кожи вон лезли, чтобы угодить «принцу». Прокатная контора выделила ему два «кадиллака», даже не спросив кредитную карту. Он обедал, не подписывая чеков; покупал без выставления счетов — все благодаря тому, что Жиньяк называл своим королевским «обаянием». «Он говорил, что о нем хорошо заботятся», — вспоминает Джессика.

В один из дней, после того, как Жиньяк сбежал из местной гостиницы, он попросил Джессику зайти в номер и забрать его вещи. Под матрасом она нашла деньги, завернутые в полотенце драгоценности, а также несколько чеков на переводы Western Union по 10 000 долларов США каждый. Как она утверждает, переводы пришли из Саудовской Аравии.

View this post on Instagram

Cheers

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Nov 14, 2016 at 11:43am PST

После остановки в Атланте, где он обманул местного врача на 5000 долларов, заявив, что приехал в город, чтобы купить местную футбольную команду, удача, похоже, отвернулась от Жиньяка.

Он вернулся в Трою, штат Мичиган, где 3 января 2003 года был арестован в своем белом «Кадиллаке» у торгового центра за то, что выдавал себя за дипломата. Он заплатил 11 300 долларов в магазине Saks Fifth Avenue со счета, который, как он утверждал, был его «семейным счетом». А на самом деле принадлежал настоящей саудовской принцессе Фадве аль-Сауд.

«Вы не можете так поступать!» — сказал Жиньяк, когда полицейские надели на него наручники на автостоянке. «Вы должны позвонить в посольство!»

Государственный департамент послал Эда Сейца, знаменитого агента спецслужб, чтобы он побеседовал с «принцем» в тюрьме. В своем официальном заявлении Жиньяк отметил, что он «был любовником саудовского принца и еще одного члена королевской семьи» и что он «получил деньги за молчание».

Он настаивал на том, что он был официально усыновлен принцем Алвалидом, посольство Саудовской Аравии выдало ему «саудовский дипломатический паспорт», а также в его распоряжении был трастовый фонд в размере 480 млн долларов США, за счет которого он и жил, покуда обговаривал «единовременную сделку» с королевской семьей. Он также утверждал, что саудиты использовали его как курьера для передачи денег террористам.

Федеральный агент прошерстил базы данных Государственного департамента и не обнаружил «каких-либо записей об объекте». И хотя существует «истинный Халид Аль Сауд», добавил агент, он не имеет никакого отношения к Жиньяку, который взял себе это имя, чтобы «обмануть королевскую семью Саудовской Аравии».

12 октября 2006 года Жиньяк признал себя виновным в попытке банковского мошенничества и попытке выдать себя за иностранного дипломата. Он был приговорен к 77 месяцам заключения в федеральной тюрьме.

Искусство обмана

Жиньяк не только в совершенстве овладел искусством обмана, но и привнес туда свои уникальные наработки. Он мастерски объединил классические трюки жуликов старой школы — например, кражу знаменитого имени — с навязчивыми идеями эксгибиционизма эпохи социальных сетей.

«Посмотрите мой Instagram, чтобы понять, с кем я был связан», — писал он из тюрьмы, как бы намекая: Как это может быть ложью, если я опубликую ее?

Он превратил свою этническую принадлежность в актив, опираясь на то, что многие белые американцы не могут отличить латиноамериканца от араба, особенно если они ослеплены большим количеством побрякушек.

И, как и многие другие жулики до него, Жиньяк осознавал притягательность пусть даже мимолетной близости к королевской власти: даже богатые и могущественные, похоже, не могут устоять перед очарованием короны. «Если вы охотитесь за большой рыбой, то идея, что за вами стоит королевская семья Саудовской Аравии, люди с доступом к миллиардам и миллиардам долларов, срабатывает», — говорит бизнесмен из Майами, который наблюдал за «принцем» в действии. «Вам хочется верить. Это усиливает эффект».

Но чтобы вывести свое мошенничество на новый уровень, Жиньяку нужен был доступ к сверхбогатым. Он все время искал кого-то со связями, кто мог бы открыть ему двери к людям с большими деньгами. И он нашел такого человека — англичанина Карла Мардена Уильямсона, 51-летнего управляющего активами, который работал в маленьком городке в Северной Каролине.

Родившийся в пригороде Лондона в рабочей семье, Уильямсон приехал в Америку в 20 лет и женился на девушке из Северной Каролины, с которой встречался, когда служил в британском королевском флоте.

Красивый и обаятельный, Уильямсон мог предоставить Жиньяку некий налет легитимности, убедительности: у экономиста не было приводов в полицию, но был опыт в области права и финансов, британский акцент, который звучал очень по-королевски, и обширная сеть международных связей.

Как и Жиньяк, Уильямсон специализировался на том, чтобы производить впечатление на людей именами своих высокопоставленных знакомых. С некоторыми мужчина действительно был знаком. «Он утверждал, что знает всех живущих под солнцем», — вспоминает Далал бин Сауд бин Абдулазиз, настоящий саудовский принц, который несколько раз разговаривала с Уильямсоном по телефону.

«Последнее, что я о нем слышал, так это то, что он связался с кем-то, кто изображал из себя принца».

Но другие контакты были выдумкой. «Он был мастером плести большие и прочные сети», — вспоминает бывший коллега Уильямсона. «Он выстраивал свою линию обмана в зависимости от человека, с которым он разговаривал. Например, если вы были самым обычным человеком, который в разговоре упоминал кого-нибудь известного, Уильямсон мог бы сказать что-то в духе: «Да, я знаю этого парня. Давайте я пойду и позвоню ему». Это звучало очень убедительно».

В 2015 году Уильямсон встретил человека, чей талант в выстраивании мошеннических схем соответствовал его уровню. «Ему позвонил этот парень, который утверждал, что он принц из Саудовской Аравии», — вспоминает его жена Дениз.

Жиньяк показал Уильямсону свою банковскую выписку, в которой указывалось, что у него на счету 600 млн долларов. «Поначалу, действительно казалось, что в руки плывет большой куш, и это возбуждало Карла», — говорит Дениз. «Было впечатление, что он разговаривал с этим парнем каждые 20 минут, с того момента как он просыпался и до самого отхода ко сну».

View this post on Instagram

New Bentley GTC

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Oct 27, 2016 at 11:12pm PDT

Несмотря на то, что между ними никогда не было никаких официальных договоренностей или контрактов, Уильямсон согласился открыть для «принца» инвестиционную компанию, которая будет работать «только с избранными и привилегированными лицами»: Marden Williamson International LLC.

Компания объявила о своем открытии на LinkedIn 26 июля 2015 года. На ее логотипе была изображена корона, а в качестве штаб-квартиры указаны офисы на Парк-авеню в Нью-Йорке и в Серебряной башне в Дубае. (Дениз полагает, что это были лишь адреса, куда доставляли почту).

Уильямсон также начал подпевать Жиньяку. Он клялся, что знает «принца» и его «семью» уже 20 лет. Он купил для «Феррари» и «Роллс-Ройс» «принца» дипломатические номера на eBay.

View this post on Instagram

Diplomatic status

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Jun 27, 2016 at 2:41pm PDT

Уильямсон представил «принца» инвестиционному банкиру в Лондоне, которая специализировалась на том, что предлагала богатым людям разные перспективные проекты для потенциальных вложений. По просьбе «принца» она продемонстрировала свою преданность, ссудив ему 150 000 долларов.

«Считаю цыплят»

Позже банкир помогла «принцу» взять новые высоты. Спустя некоторое время сразу 26 инвесторов по ее совету были готовы в любой момент перевести в общей сложности почти 8 млн долларов США через подставные компании Marden Williamson International в, как они полагали, акции саудовской нефтяной компании Aramco.

Заручившись поддержкой инвестиционных банкиров в двух странах, Жиньяк перешел от простого мошенничества к тому, что эксперты описывают как «очень сложное и профессиональное преступление, жертвой которого пало бы множество успешных людей».

Нетрудно было проследить, что сделал «принц» с деньгами, предоставленными инвесторами. «Считаю цыплят» — написал Жиньяк у себя в Instagram под фото портфеля с пачками наличных.

View this post on Instagram

Gettin that chicken

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Jul 11, 2016 at 9:40pm PDT

Жиньяк нацелился на одну из самых крупных жертв — Джеффри Соффера, лихого богача из Майами, чья семья владела недвижимостью на 4,2 млрд долларов.

Соффер уже обладал тем, чем фальшивый «принц» только делал вид, что владеет: мегаяхта, флот частных самолетов и три дворца. Но отель Fontainebleau Miami Beach, драгоценный камень в короне его империи, долгие годы приносил убытки.

Поэтому, когда 24 марта 2017 года ему позвонила лондонский инвестиционный банкир и сказала, что представляет принца Халида бин аль-Сауда, Соффер сам хотел ей поверить. Принц, рассказала банкир, хочет купить значительную долю Fontainebleau, переплатив порядка 140 млн долларов от обычной цены за такую сделку.

В мае «принц», который сказал Софферу, что он «прямой наследник трона», с большой помпой высадился в Fontainebleau вместе с Уильямсоном, своим британским инвестиционным банкиром, телохранителями и собачкой Фокси. Он приехал на Ferrari California 2016 года с номерами, где было написано DIPLOMAT.

Картой Visa с именем принца он платил за проживание и непредвиденные расходы как свои, так и своих соратников. Вскоре Жиньяк рассказывал всем, что у него намечается сделка с его «хорошим другом» Соффером. «Мошенничество началось с той самой минуты, как они встретились», — говорит источник, знакомый с ситуацией.

Переговоры растянулись до августа, когда «принц» пригласил Соффера и его деловых партнеров на остров Фишер, где он арендовал пентхаус с тремя спальнями за 15 тысяч долларов в месяц. Он провел для них экскурсию по своему гаражу, забитому «Роллс-ройсами» и «Феррари». В пентхаусе, где на дверном звонке было написано «СУЛТАН», он показал им «богато украшенную коробку», где, согласно судебным документам, лежало гарантийное письмо «якобы из Банка Дубая на 600 млн долларов».

Но прежде чем дать свое согласие на инвестиции в Fontainebleau, «принц» потребовал, чтобы Соффер высказал ему свое уважение — при помощи подношений. «Он указал, что одним из обычаев его страны является обмен очень щедрыми подарками во время переговорного процесса», — говорит источник.

Поэтому Соффер подарил ему браслет Cartier стоимостью 50 тысяч долларов, а затем дорогостоящие произведения искусства. В общей сложности он вручил «принцу» подарков на 150 тысяч долларов.

View this post on Instagram

Cartier Hermes

A post shared by Foxy (@princedubai_07) on Aug 6, 2016 at 7:47pm PDT

Для продолжения переговоров Соффер предоставил «принцу» свой самолет и привез его на фешенебельный горнолыжный курорт Аспен. Там он остановился в отеле St. Regis и побывал в гостях в доме Соффера, когда-то принадлежавшем настоящему принцу Бандару из Саудовской Аравии. Но команда американского бизнесмена уже начала подозревать неладное — во время проверок финансов «принца» начинали всплывать нестыковки и непонятные детали.

А потом, за ужином с семьей Соффера в одном из самых модных ресторанов Аспена, «принц» совершил роковую ошибку. На закуску он заказал прошутто. Софферы сразу поняли, что здесь что-то не так: какой же мусульманин будет есть свинину?

По словам источника, служба безопасности Fontainebleau начала расследовать деятельность «принца» и обнаружила «ключевую информацию о том, что этот человек не тот, за кого он себя выдает». Об этом уведомили Государственный департамент США, а федеральные агенты уже планировали налет на пентхаус «принца» на острове Фишера, но им помешал ураган «Ирма».

В октябре 2017 года Уильямсон и «принц» уехали из страны в деловую командировку. Жиньяк использовал чужой паспорт. На видео, которые он посылал своему дизайнеру Перле Личи, запечатлены роскошные обеды в Париже и экскурсии в Гонконге и Лондоне. На одном из видео «принц» едет на верблюде вдоль пляжа в Дубае. «Обменял на Ferrari», — шутил он.

Свой прилет в международный аэропорт имени Джона Кеннеди 19 ноября «принц» не успел записать на видео. После того, как он представил фальшивый паспорт, федеральные агенты сообщили ему, что он арестован, забрали наличные и некие предметы роскоши общей стоимостью в сотни тысяч долларов.

«Я дипломат с дипломатическим статусом!» — взмолился Жиньяк, все еще пребывая в образе принца.

Когда это не сработало, он добавил: «У меня есть информация, затрагивающая национальную безопасность, вам было бы интересно это услышать». В январе 2019 года Жиньяк предстанет перед судом в Майами, где он попытается убедить присяжных снова отпустить его на свободу.

В середине декабря 2017 года федеральные агенты пришли за Карлом Уильямсоном. Они допрашивали его в течение шести часов и обыскали домашний офис экономиста. Когда агенты наконец ушли, Дениз спросила своего мужа, знал ли он, что «принц» был ненастоящим.

«Я не знал», — настаивал Уильямсон. Она верит, что Карла принц тоже обвел вокруг пальца. Но федералы уже собрали достаточно доказательств, чтобы предъявить Уильямсону обвинение за соучастие в мошенничестве с IPO.

В тот вечер, за ужином, Уильямсон сказал своей жене: «Я не хочу ничего есть. Пойду спать, увидимся утром». Затем, около 7:30 вечера, он попытался повеситься. Через два дня мужчина умер от полученных травм. Он оставил короткую прощальную записку, в которой написал, что обо всем сожалеет.

В какой-то момент во время рейда в их доме, вспоминает Дениз, агенты показали ей ордер на обыск. Просмотрев его, она увидела неизвестное ей имя.

«Кто такой Энтони Жиньяк?» — спросила она.

***

Энтони Энрике Жиньяка арестовали в ноябре 2017 года. В мае 2018 он признал вину в краже личных данных и мошенничестве. Приговор Жиньяку должны были вынести в августе.

Однако уже в июле «принц» отказался от своих показаний и потребовал суда присяжных. Следующее заседание по его делу назначено на январь 2019 года, ему грозит 30 лет тюрьмы.

Текст: MARK SEAL / Алексей Баусин (перевод)

Источник: info24.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться для отправки комментария.